Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования "Академия медиаиндустрии (ИПК работников ТВ и РВ)"
  • 127521, Россия, Москва
  • ул. Октябрьская, д. 105, корп. 2
  • Телефон: +7 (495) 689-41-85
  • Факс: +7 (495) 689-45-75
  • info@ipk.ru



План работы Центра принтмедиаиндустрии на первое полугодие 2016- 2017 учебного года

  • Переподготовка
  • Повышение квалификации
  • Краткосрочные семинары для работников печати
  • Экспертиза
Фестиваль-конкурс "ТЕЛЕЗАЧЕТ"
 

Термины «массмедиа», «медиакультура», «медиатизация действительности» вошли в научный оборот сравнительно недавно, на рубеже двух столетий. Это произошло в первую очередь благодаря широчайшему техническому развитию самих средств массовой информации, как печатных, так и электронных, а также усилению их роли в социальной жизни в связи с всеохватностью аудитории и вовлеченностью ее во все новые виды и способы коммуникации. 

Современные телевизионные и компьютерные каналы передачи масскоммуникативных текстов, несомненно, углубляют нашу культуру в смысле  «введения цивилизации в область нравственности» (выражение Э.Дюркгейма). Сам по себе уровень технических усовершенствований или нейтрален по отношению к содержанию транслируемых текстов, или же используется коммуникаторами для усиления степени суггестивного воздействия на аудиторию с разного рода  идеологическими и прагматическими целями. В современном массовом обществе первый, смысловыявляющий, аспект технологизации (широкой медиатизации) порождения и передачи сообщений, как правило, отходит на второй план. Этим процессам  объективно помогает то обстоятельство, что понятие «культура» чрезвычайно емкое, оно вбирает в себя широкий диапазон действий, явлений, результатов труда, произведений искусства и «антиискусства», которые попадают в это поле по определению: раз обработано и выращено человеком, значит, как и у древнего пахаря, – культура.

Но если истоки смысла данного ключевого понятия человеческого существования лежат в его действительно жизнетворящей и жизнеподдерживающей способности, то, по нынешним меркам, культурой могут являться и такие коммуникативные действия, взятые ими в фокус факты и события, которые идут вразрез с гуманистическими ценностями. Меняется, и в большой степени под влиянием тех же массмедиа, само понятие «полноты жизни». Выступления студентов во Франции, стране с давно устоявшемся национально-государственным сознанием, показывают, к какой «полноте жизни» стремится часть молодежи – к той, что дает все государственные гарантии легкой, свободной  жизни с минимумом личной ответственности. Таким виделся (и видится нередко до сих пор) социализм и коммунизм и у нас в России, и в рядах сторонников зарубежных социалистических течений.

Как это ни парадоксально, но демократические процессы порой  приводят к свободе, которая покушается на сами институты демократии. Не откликнутся ли мрачным эхом на судьбах будущих двух-трех поколений, воспитанных в современных условиях бездуховности, перевеса в эфирном и печатном информационном продукте внешних сторон технической цивилизации, те медийные битвы за свободу, которые вели российские СМИ 15 лет назад? Все чаще понятия «массмедиа», «медиакультура», «медиапродукт» употребляются с оттенком  отстраненности от духовных процессов социального развития, используются  в смысле  холодного, все расширяющегося технического посредничества. Хотя, если говорить об этимологии латинского корня  «media», надо помнить не только один его смысл – «средство» (техническое средство), но и другой – «посредник» (medium), «сердцевина», «сердце». Иными словами, помнить о смысле середины, средоточия главных жизнепорождающих ритмов и векторов истории и культуры той или иной страны.

Размышляя о смысловых оттенках данных понятий, все чаще приходишь к выводу о крепнущей антиномии таких социально-исторических феноменов, как «культура» и «медиакультура», «культурность» и «медийность». Между ними пока еще нет пропасти, но она намечается. Нельзя сказать, что «медиакультура» это «антикультура», но многие проявления первой нельзя назвать культурой в значении, подразумевающем возрастание цельных нравственных начал в человеческой жизнедеятельности, то есть именно в том аспекте, который и характеризует индивидуума как человека, а не как биологическое существо, которому неведомо чувство стыда.

Казалось бы, современная медиакультура должна дать взлет культуре в общеупотребительных смыслах этого слова, главный из которых – производство, хранение и распространение ценностей, служащих человеку для его всестороннего развития. Однако классики философии и социологии, как отечественные, так и западные, всегда предупреждали о постоянно возникающем разрыве гуманистической культуры и бездушных технологий. Последние часто усредняют, стереотипизируют лучшие образцы искусства и литературы или же путем их вариаций, осмеяния, разрыва гуманистического содержания (как это делается постмодернистами) приводят к уничтожению плодов человеческой деятельности.

Как пишет немецкий социолог Н.Луман, постоянная актуализация информации, необходимость и все увеличивающаяся техническая возможность ее обновления благодаря быстрой эволюции массмедиа порождают потребность замещать избыточную информацию на новую. Это стало основным мотивом современной общественной динамики. Но в мире массмедиа часто по- разному трактуют эту «новизну нового», не задумываясь о том, насколько велик его запас, его гуманистический потенциал. Поэтому на продажу идет все: социальные и личные драмы во все более жестких и натуралистических трактовках, скандалы в политической и частной сферах, военные и этнические конфликты, открытия в науке и в сомнительных областях изучения природы и человека. Развиваясь в направлении поддержания и развития явления сенсационности (чувственного «ослепления» происходящим), подобные медийные сообщения часто преподносят аудитории то, что отсутствует в реальной действительности. Теоретики массмедиа характеризуют такое их самопрограммирование как «начало насильственного господства режима телекратической публичности», как «электронный ошейник», «виртуальное насилие», «технофундаментализм». Когда отсутствуют открытия действительно нового содержания жизни, ее героики и последовательного поддержания нравственных начал – место на выставочных стендах, страницах романов, на телеэкране и в радиоэфире занимают выморочные фигуры, персонажи без ясных мировоззренческих ориентиров или такие модные ныне  «антигерои», которые решают все проблемы крепостью кулака, мощью оружия или толщиной кошелька.

Говоря это, мы имеем в виду все  медийные каналы – печатные и электронные, включая Интернет, записи на разных носителях и их воспроизведение. Каналы эти все более конвергируются, подводя нас к феномену так называемой «конвергентной журналистики». Телевизионный сегмент в этом медийном пространстве занимает значительное место – и по фактическому объему  и по качеству информационного продукта.

Насколько же высока сегодня культура телевизионной медийности? Обстоятельный ответ на этот вопрос трудно дать в небольшой статье ввиду обширности тематики и самого диапазона включений. Он действительно широк. Зритель попадает то  в разломы постсоветского социального дна, в бесконечную хронику криминальной  России, то знакомится с сенсационными  версиями исторических и биографических сюжетов, то вовлекается   в разного рода игровые ситуации, крикливые ток-шоу на щекотливые темы и «смеховые» до головокружения панорамы. Растет и сугубо эстетическое, если можно назвать это эстетикой, представление действительности в разорванных и деформированных, часто резко натуралистических  и не связанных между собою фрагментах. Постмодернизм ставит это себе в великую заслугу и представляет подобное явление как оглушительное новаторство. Все призвано «ошарашить» человека возрастающим потоком сильнодействующей информации, воздействовать на его чувства, подсознание, а не на разум. Оправдываются приведенные выше слова немецкого социолога о непрерывной актуализации информации и необходимости ее  постоянного массмедийного обновления. А для такого эффективного средства коммуникации, как телевидение, сегодня оказываются хороши все средства воздействия. И главными являются  постмодернизм и натурализм.

Наше искусство, литература, ТВ некритически заимствуют приемы и принципы постмодернистского отражения действительности, ее деформации и переструктурирования. В положении постмодернизма – основного постулата медийности – на Западе и в России есть большие различия. В западных странах это течение отражает устоявшуюся действительность. При этом от деконструкции на картине, в романе или на экране действительность эта не разрушается, зритель смотрит на нее как бы новыми глазами. Более того, восприятие действительности обновляется, явственнее проступают ее изъяны и пороки. В России же новый строй и система жизненных отношений находятся в процессе становления и только начинают обретать силу. Происходит это весьма болезненно ввиду ломки многих индивидуальных сознаний, устоявшегося типа мышления.

В нашей стране сложилось положение, когда в экономику, культуру, политику пришли по преимуществу люди нерефлексирующие. Коммуникативные же тексты производятся в культуре и политике для миллионов адресатов, в массе своей рефлексирующих, глубоко и искренне задумывающихся о дальнейшем историческом пути России. В медийной сфере искуственно преувеличивается та часть аудитории, на мнении которой держатся пресловутые рейтинги. Происходит самонастраивание, саморегулирование массмедиа с лукавой ссылкой, как это бывало и в советские времена, «на удовлетворение растущих потребностей масс». Такое положение вещей выгодно массмедийной сфере, зачастую кичащейся возросшим уровнем  и потребительскими свойствами массового тиражирования современных имиджей, ценностей, культурных стандартов. Выгодно потому, что именно нерефлексирующие оплачивают возрастающую долю рекламного продукта в общем медийном гипертексте.

Как пишет Ю.Романов в статье «Между хаосом и порядком», «развившись у нас на волне добивания старой системы, он (постмодернизм. – В.Б.) по инерции деструктивно воздействует на становящуюся систему, пытаясь нейтрализовать упорядочивающие  позитивные импульсы». Главная задача сейчас – противостоять «усреднению, нивелированию, опусканию.., необходимо наблюдать жизнь, а не артефакты жизни». И, разумеется, добавим мы, занимать активную жизненную, нравственную, патриотическую позицию, к чему призвал граждан России прошедший в начале апреля этого года Всемирный русский народный собор. Особенно эта позиция должна усилиться по отношению к фактам разрушения традиций преемственности, разложения национального сознания.

Деятели культуры (какой культуры? – хочется спросить), активно исповедующие принципы постмодернизма и его антипода – натурализма, сегодня часто выступают в разнообразных ток-шоу. Как театр начинается с вешалки, так многие передачи и фильмы начинаются сегодня с мультимедийной заставки: змея, съедающая кролика в «Школе злословия», колеблющиеся надувные фигуры в «Культурной революции», кадры убийств, жизни «дна», экстремальных сцен из разного рода документальных хроник и сериалов в качестве анонсов. Соответственно ведут себя и ведущие, а также участники передач: они или словесно «поедают» оппонентов, или вступают с ними в откровенные потасовки, что, разумеется, привлекает непритязательную публику.

Участником ряда передач побывал поэт-постмодернист Д.Пригов. Как к большому авторитету в области современной культуры, к нему, автору более 20 тысяч самоафишируемых в Интернете стихотворений, часто обращаются многие телеведущие. А надо ли делать это? Ведь жизненная позиция этого автора – мистификация и абсурдизация реальности, абсолютизация многокультурности, так как, по его словам, «идея главной культуры отмерла», важно не цельное мышление и мировоззрение, а «модули перехода».

Постмодернизм – инфантилен в своей сущности, он рисует мир клочкообразно и бессистемно, рисует те «прелести», на которые  случайно упал взгляд. Именно благодаря подобным воззрениям сегодня появляются фильмы и передачи, дробящие нашу историю на завлекательные, пикантные кусочки, или же – на ужасающие ее эпизоды, на все новые сенсационные версии биографий известных деятелей политики, науки, культуры. Если раньше расхожей шуткой было «Россия – родина слонов», то после многих нынешних телепередач у неискушенного зрителя напрашивается вопрос: «Россия – страна монстров?»

«Шабаш падальщиков» – так называется статья Александра Кармена. Он пишет, что в последние годы появилась целая когорта псевдолитераторов и псевдорежиссеров – «падальщиков, как он их называет, которые, создавая свои, с позволения сказать, «произведения», питаются в основном сплетнями, слухами и наговорами. «Как щитом, прикрываясь принципом «свободы слова» или, как теперь стало модным, «необходимостью знать все правду, они выплескивают на потребу низменным вкусам толпы то, о чем в приличном обществе принято вслух не говорить, даже не задумываясь над тем, какой урон имиджу их «кумира» наносят своим враньем1. В поле деятельности таких «падальщиков» попали В.Высоцкий, А.Миронов, Л.Орлова, К.Симонов и В.Серова, Н.Гундарева, Л.Брежнев и Ю.Андропов.

А вот другая статья – «Пиар кошмара» И.Петровской, названная  не менее экспрессивно (да и как по-другому назвать, когда зримое и слышимое с экрана превосходит все культурные рамки).   В начале апреля все федеральные каналы в своих разговорно-публицистических передачах («К барьеру», «Воскресный вечер», «Пусть говорят», «Времена», итоговые выпуски «Вести недели», «Сегодня», «Время») обсуждали тему национализма.  Все они или понижали значимость темы до уровня балагана (постмодернистский прием, заимствованный в западных СМИ), или же пугали картинками собраний фашиствующих элементов. Это уже в сугубо российских традициях – натуралистически пугать, не принимая реальных мер для наведения порядка. После кратких характеристик медиапродукта и его анализа телекритик делает вывод: «Кровоточащая (в прямом и переносном смысле) проблема, помещенная в формат балагана, во-первых, сама приобретает балаганный оттенок, а во-вторых, волей-неволей формирует ненужные, если не сказать вредные и опасные смыслы… Большинство сюжетов и программ на «заданную тему» оставляют странное впечатление: это какой-то неудобоваримый коктейль из кошмара и пиара этого кошмара».

В данном случае феномен «мотивированной новизны информации» активно сочетался с феноменом «немотивированной новизны» (выражения Ю.Лотмана). «Заданная тема», «основной мотив» подготовки этих передач  – национализм и борьба с любого вида его проявлениями. Но в ходе телеэфиров мотивированная новизна быстро перетекала в немотивированную. А в ряде случаев с нее и начиналась.  Потому что немотивированная новизна характеризует прежде всего моду, то есть такой медийный продукт, тиражируемый массмедиа, который, по мнению Ю.Лотмана, неожидан для аудитории, непонятен ей, не вызван насущными причинами и мотивами. «Аудитория должна не понимать моду, а возмущаться ею. В этом – триумф моды. Другая форма триумфа – непонимание, соединенное с возмущением. В этом смысле мода одновременно и элитарна и массова. Вне шокированной публики мода теряет свой смысл. Поэтому психологический аспект моды связан со страхом быть незамеченным и, следовательно, питается не самоуверенностью, а сомнением в собственной ценности».

Все постмодернистские изыски, натуралистические ужасы – это именно мода, которая действительно теряет смысл вне шокированной публики. Телевизионная медийность живет по принципу: чем больше шока, тем больше толка. Толка, разумеется, коммерческого, а отнюдь не духовно-нравственного.

Новости

В институте

04/07/2017
Информационные войны за ресурсы Арктики

04/07/2017
В рамках профессионально – общественного обсуждения проектов профессиональных стандартов состоялись круглые столы.

26/06/2017
«Полиграфический форум» на выставке Printech

19/06/2017
Академия медиаиндустрии «в цене»

09/06/2017
В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ - МОЛОДЁЖЬ

08/06/2017
Памяти Леонида Золотаревского

08/06/2017
ЛЕКЦИЯ в МГИМО

08/06/2017
Обучение и учёба в «президентской Академии»

30/05/2017
Вестник электронных и печатных СМИ #25

27/05/2017
АКТУАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА

22/05/2017
ФОРУМ ПОБЕДИТЕЛЕЙ

22/05/2017
Видеомост Москва-Астана

19/05/2017
49-я конференция Международной ассоциации учебных заведений в области графических и медиа - технологий и менеджмента

15/05/2017
15 мая - начало занятий в группах профессиональной переподготовки и повышения квалификации

12/05/2017
ПАМЯТИ ГАЛИНЫ МИХАЙЛОВНЫ ШЕРГОВОЙ

29/04/2017
ПЕРВЫЕ ВЫПУСКНИКИ 2017 г.! Наша фотогалерея.

28/04/2017
Вопросы построения системы профессиональных квалификаций в печатной индустрии обсуждены на серии круглых столов

26/04/2017
Вручение ежегодной премии Гильдии киноведов и кинокритиков Союза кинематографистов России

21/04/2017
Защита дипломов на кафедре журналистики

15/04/2017
Серия круглых столов «Система квалификаций и профессиональные стандарты в книгоиздании и книгораспространении»

Архив новостей
 
об институте программы обучения расписания телестудия наука