Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования "Академия медиаиндустрии (ИПК работников ТВ и РВ)"
  • 127521, Россия, Москва
  • ул. Октябрьская, д. 105, корп. 2
  • Телефон: +7 (495) 689-41-85
  • Факс: +7 (495) 689-45-75
  • info@ipk.ru



План работы Центра принтмедиаиндустрии на первое полугодие 2016-2017 учебного года

  • Переподготовка
  • Повышение квалификации
  • Краткосрочные семинары для работников печати
  • Экспертиза
Фестиваль-конкурс "ТЕЛЕЗАЧЕТ"
 

Изобретение  в 40-х годах XV века книгопечатания и последовавшее затем распространение печатных новостей связаны с появлением цензуры и, соответственно, с развитием свободы печати. Цензура, особенно такие ее формы, как предварительная и карательная, заставляют задуматься о том, каков был путь прессы к свободе.
В Германии, как и в других странах Западной Европы, на развитие газетного дела оказало влияние стремление духовной и светской  власти с помощью цензурных запретов обезопасить себя от вездесущего пеатного слова. Пока страна дробилась на множество княжеств и вольных городов и сильной централизованной власти не существовало, наиболее действенный контроль за печатными изданиями был в руках духовенства.

В конце 80-х годов ХV столетия среди населения стали распространятся первые критические печатные «летучие листки» (flugblaetter). Майнцский архиепископ Бертольд фон Геннеберг в январе 1486 года установил собственные цензурные органы, якобы для того, чтобы обезопасить благоверных подданных от искажений переводной церковной литературы. Эта мера стала  первой в истории Германии узаконенной практикой предварительной цензуры. Папа Александр VI с воодушевлением воспринял нововведение архиепископа и в 1501 году издал папскую буллу, в соответствии с которой в вверенных ему округах вводилась кара за чтение и  распространение печатной продукции, порочащей духовную  власть. Папа распорядился, чтобы духовники просматривали и по необходимости сжигали те книги, которые были изданы до появления буллы.

Преемник Александра VI Лев Х пошел дальше своего предшественника и в 1515 году возвестил о новых правилах, которыми цензура устанавливалась во всех католических государствах. На их основе, помимо общей духовной цензуры, вводилась еще и инквизиторская. Таким образом, в начале XVI века, еще до появления печатных газет, существовала предварительная  цензура и были узаконены преследования авторов и  распространителей информационных листков.
Зачатки периодической печати исследователи находят еще в древнем Риме. Основу регулярному распространению политических сообщений положил указ Юлия Цезаря об опубликовании протоколов сенатских заседаний, так называмых acta senatus. Информационные листки, появившиеся в Италии, назывались Gazetta, а в Германии – Novo, Aviso, Pagell, Zeddell, но наиболее употребительным здесь оказалось слово «zeitung» (от zeit – время).  Этот термин связывался с понятием о новом известии политического характера. Главнейшими центрами политических известий в Германии были Нюрнберг, Аугсбург, Франкфурт-на-Майне, Страсбург, Лейпциг и Виттенберг.

Исследователи не считают информационные листки газетами в современном понимании, хотя принципы распространения новостей и их получения близки к сегодняшним. Отмечается, например, деятельность одной из самых знаменитых (начиная с ХVI века) фирмы «Фуггеров» из Лейпцига, распространявшей информационнные «писаные  ведомости». Эта фирма поддерживала широкие связи с другими европейскими государствами,  покупала  информацию у влиятельных князей,  крупных торговцев и даже у императора и римской курии. Получаемая информация обрабатывалась служащими фирмы и «списывалась» в отдельные листки, которые рассылались подписчикам, внесшим годовую плату. Подобная практика  вполне может определяться как  информационный бизнес, несмотря на технологическое отличие этих листков от современных газет.

Информационные ведомости служили просто распространителями известий, не сопровождаемых какими-либо комментариями, то есть личное мнение составителя о событиях оставалось неизвестным. Однако власти быстро поняли, что обнародование вестей необходимо регулировать, дабы защитить свои интересы. И во многих землях Германии распространение информационных листков было запрещено законом. Тем не менее такие листки долгое время оставались единственным источником актуальной политической информации, а поскольку с  момента своего возникновения они часто носили памфлетный характер, то доставляли немало  неприятностей прежде всего представителям власти.
Печатные газеты появились в начале ХVII столетия. Именно этот период многие ученые считают началом истории германской прессы. Номера первых немецких азет относятся к 1605 году (по некоторым источникам к 1609)1. Эти газеты содержали не связанные между собой корреспонденции, авторы которых ограничивались, как правило, сухим изложением фактического материала. В редких случаях в них уже можно было встретить личное мнение автора или изложение его политической платформы.

С приходом Реформации и усилением влияния протестантизма система церковной цензуры во многих землях Германии рухнула. Однако печать попала в положение более тяжелое, чем раньше – в полную зависимость от городских советов, княжеских соглашений и личных симпатий короля. Съезд князей 1529 года в Шпейере установил светскую цензуру, и будущее печати попадало в полную зависимость от местных властей. Этот съезд  окончательно расколол страну на два лагеря – католиков и протестантов. В каждом лагере преследованиям подвергалась печать «оппозиции».
В 1530-м на аугсбургском съезде Карл V предложил новые цензурные меры, среди которых были и обязательства обозначать на  каждом печатном издании имя и фамилию типографщика и место, где оно напечатано. Это положение распространялось и на ранее вышедшие издания, в противном случае они подлежали изъятию. Таким образом власть пыталась избавиться от неугодных изданий и авторов. Помимо положений об авторстве, этот закон объявлял о возможности преследований и наказаний  за его  неисполнение. 

Вместе с тем раскол германских правителей на два лагеря оказался благоприятным для развития газетного дела. К тому времени появилось уже много новых газет. Чтобы легче контролировать этот процесс, в уголовный устав страны постоянно вносились новые дополнения, касающиеся деятельности прессы. Особенно интересно дополнение 1532 года: по этой норме авторы «пасквилей и клеветнических сочинений подлежали преследованию даже  в  том  случае, если опубликованное ими оказывалось вполне верным действительному положению дел»1. Подобный закон – эталон цензуры: правдивость не играет никакой роли и даже более преступна, чем глупый пасквиль. «Оригинальным» нововведением было и решение Кар¬ла V наказывать не только распространителей и лояльных прессе правителей, но и покупателей запрещенных изданий. Постановление это вышло в 1542 году и получило название «регенсбургского».

В период борьбы с немецкими князьями-протестантами с помощью испанских войск, опасаясь недовольства населения, Карл V собрал все изданные до 1548 года постановления о печати в один полицейский устав, который в первую очередь запрещал все произведения, критикующие католичество, а также не прошедшие предварительную цензуру или анонимные. За ослушание типографщики лишались права заниматься своим делом и с них взимался огромный штраф. 
Новый цензурный устав был выработан преемниками Карла на съезде германских князей в Шпейре в декабре 1570 года. Этот устав непосредственно регулировал не только  дозволенность содержания печатных изданий, но и типографское дело в целом. Он объявлял перерегистрацию всех существоваших типографий, разрешая печатное дело лишь в университетских городах. Все городские или княжеские правительства при рассмотрении разрешения  на типографскую деятельность должны были проверять, благонадежен ли проситель.

Такая политика привела к тому, что по всей стране в маленьких городах возникло множество тайных типографий, бороться с которыми короне было не под силу. Ужесточение и без того свирепой цензуры началось с приходом к власти иезуитов, со вступления на престол императора Рудольфа II, который переиздал полицейский  устав, ставший, по сути, сводом самых жестких мер всех предыдущих законов. «Оригинальностью» этого устава был запрет кредиторам издавать ругательные статьи о своих должниках.
Следующий важный и трагический период немецкой  истории – Тридцатилетняя религиозная война, которая на долгие годы затормозила развитие Германии (все историки характеризуют его одним словом – «упадок»). В этой войне население «выиграло» право не принадлежать к определенной религии, а по ее результатам страна разделилась на две  части – Германский Союз  и Пруссию, которая со временем стала главой Германской империи. В новом государстве с самого начала утвердилась абсолютная монархия. На проблему печати обратил внимание второй прусский король Фридрих-Вильгельм (1713-1740).

14 августа 1715 года был издан эдикт по делам печати1, в котором король обращал особое внимание на то, что вредные для спокойствия империи сочинения издаются, как правило, в университетах под руководством профессуры. Особенно опасными для  империи он посчитал «новшества» в области гражданского и публичного права.
Этапом в развитии немецкой прессы можно считать и правление Фридриха II Великого (1740-1786). В основу нового немецкого законодательства он взял французский регламент 1723 года. Как и все предшествующие ему правители, император высказал неудовольствие тем, что не исполняются постановления властей по делам печати.  Он обращал большее внимание на цензуру книг, а цензором газет по указу 1755 года стала дирекция департамента иностранных дел. По этому закону  цензура практически не предполагала жестких карательных мер, а заложенная в нем система предупредительных штрафов и затем лишения прав на издательскую деятельность практиковалась долгие годы. Примечательно, что провинциальные газеты и издатели были независимы от верховной власти, контролировать их деятельность должны были местные земские управления и юстиц-коллегии.

Проницательный ум Фридриха Великого оценил влияние прессы на развитие страны. Он дал понять своим министрам, что «берлинским газетным писателям должна быть предоставлена неограниченная свобода писать без предварительной цензуры обо всех столичных новостях». Фридрих требовал, чтобы «интересным газетам не чинились препятствия».
Однако впоследствии, после 1749 года, когда император потерпел ряд крупных военных неудач в шлезвигских войнах, цензура по понятным причинам была им восстановлена. По сути, Фридрих был первым германским императором, создавшим под своим началом настоящую пропагандистскую машину: он регулярно публиковал статьи с разъяснением своей  политики,  обязывал  делать то же самое влиятельных сановников, а газеты – печатать инспирированные им корреспонденции. 

 Благодаря разным «уткам» император довольно успешно влиял на настроения в обществе. Например, инспирировав сообщение о неожиданном граде в провинции, погубившем весь урожай, Фридрих отвлек людей от откровенного недовольства новыми военными приготовлениями. Лейтмотив официальной политики в области печатного дела заключался в том,  что «цензурные предписания  не  имеют целью  воспрепятствовать  приличному и серьезному исследованию истины», а направлены лишь против «сочинений, противных основам религии, нравственному и гражданскому порядку»1. 

Необходимо отметить, что при Фридрихе Великом цензура была значительно ослаблена. Умершие цензоры, как правило, не замещались новыми – эти должности оставались вакантными во время его правления. При нем впервые стало возможно законодательное обоснование свободы прессы на немецкой земле. В этом плане примечательна фигура  Иоганна-Фридриха  Штрунзее  (1737-1772). Министр кабинета Христианса VII, он стал последовательным борцом за реформы в госу¬дарстве и обществе. В своих трудах Штрунзее  подробно описал конституционные гарантии буржуазных свобод, главными среди которых он называл право на свободное высказывание мнений. Им был подготовлен рескрипт короля Христианса от 14 сентября 1770 года об отмене цензуры. Новый закон распространялся на все датское королевство, а также на принадлежавшие ему немецкие герцогства Шлезвиг и Гольштейн и хотя не затрагивал непосредственно владения Фридриха Великого, его можно назвать первым законом на немецкой земле, признававшим право на свободный обмен мнений. Он соответствовал политике «потепления» того времени.

В 70-е  годы ХVIII века редакцию «Гамбургерише нойе цайтунг» возглавил Виктор Людвиг Клопшток, младший брат известного поэта. Опубликованная в этой газете в мае 1776 года статья, посвященная деятельности Дома Турна и Таксиса, известного тем, что он держал в своих руках кайзерскую почту, создала прецедент контрверсии. По обвинению, выдвинутому министром почт Клеменсом фон Куртцроком, гамбургские власти не смогли наказать Клопштока. Они были вынуждены констатировать,  что «этот газетный писатель уже некоторое время использует настоящую английскую свободу, которую при всем желании, как им кажется, нельзя подвергнуть цензуре, так как магистрат не может применить ее против гражданина»1. Этот прецедент  доказывает, что исторические процессы, происходившее в то время в других развитых странах, не могли не отражаться на поведении немецких судов. 

И все же Германия оставалась одним из наиболее консервативных государств Европы, ведь в Англии цензура была отменена еще в 1695 году. В Германии же случаи, подобные делу против Клопштока, редко завершались в пользу журналистов. Страна делилась на две части: в одной – либеральной – был свободный город Гамбург. Но этот либерализм еще долгое время не поднимался до федерального уровня.
После «потепления», как это случается в истории, прусский король Фридрих-Вильгельм II (1786-1797) попытался снова закрутить гайки. В результате его политики Пруссия опять становится наиболее консервативной по  отношению к свободе прессы из всех земель Германского Союза. Репрессии против печати были значительно усилены эдиктом министра Велльнера от 19 декабря 1788 года, направленным не только против политической, но и против научной  литературы.
Опять предварительная цензура становилась обязательной нормой, не выполнив которую ни одно издание не могло поступить в типографию и продажу. Впервые в истории своего  государства император внес в закон подробную структуру цензурных органов. Все издания были разделены на типы: богословские, юридические, философские, политические, исторические. Каждому типу издания соответствовал свой цензурный орган.  Многочисленные цензурные учреждения были подчинены контролю высших инстанций. Никогда еще цензурная машина не была столь громоздкой и бюрократичной. Тот, кто осмеливался недозволенное предварительной цензурой произведение издать за границей, подвергался наказанию наравне с те¬м,  кто  пытался  выпустить подобное сочинение на территории Германии. Таким образом, пресса лишалась малейшей возможности обсуждать вопросы общества и государства, в то время как Общее земское право, словно издеваясь над гражданами, предлагало каждому хорошему подданому «указывать недостатки публичной сущности правительства, но при этом не вызывать шума в публике»1.

Все цензурные запреты крутятся вокруг понятия «общественное мнение», чья власть над интересами большой политики безгранична. Впервые оно появилось в немецкой печатной литературе в 70-е годы ХVIII столетия. Разработка этого понятия служит свидетельством развития немецкой журналистики. Его применение как политического термина в немецком языке принадлежит историку Иоханнесу фон Мюллеру. В его «Письме к современникам», написанном в 1777 году, говорилось, что в эпоху Просвещения возникла «мало» или вообще «не цензурируемая пресса». Стратегия того времени заключалась в журналистских похвалах регентов-реформаторов и критике  правительств, которые отказывались от благоразумных новшеств. Развивая свои принципы, Мюллер пытался  объяснить правителям, насколько выгоднее отказаться от жесткой цензуры.

Несмотря на цензурные ограничения и плачевное положение  газет, журналисты своими яркими публикациями оказывали значительное влияние на общественное мнение Германии ХVIII века. В истории немецкой прессы Кристиан Фридрих Даниэль Шуберт (1739 – 1791) признан первым крупнейшим публицистом Германии. В 1773 году он потерял работу капельмейстера  из-за  критических высказываний в адрес дворянства и духовенства и в том же году основал в Аугсбурге газету Deutsche Chronik, в которой отчетливо проявилась его позиция смелого просветителя, вызвавшая острую полемику с иезуитами. Шуберт был вынужден перейти в «протестантский оазис» издателя Ульма, который позволял ему в условиях более мягкой цензуры  издавать свою  газету. После его ироничной заметки об отношениях герцога Карла Евгения с Франциской фон Хонхенхайм, тот заключил журналиста в крепость без каких-либо постановлений суда. Только через десять лет под давлением общественного мнения он был вынужден освободить Шуберта и даже пожаловал ему должность директора театра в Штутгарте. Шуберт открыл в этом городе новую газету «Фатерландсхроник», которая выходила с такими же острыми публикациями и просуществовала до смерти издателя.

Немецкие ученые-просветители ХVIII века пытались научно обосновать пагубность цензуры для общественного развития страны. Историк Август Людвиг Шлезер (1735-1809), один из выдающихся европейских ученых того времени, посвятил немало своих трудов свободе распространения и  доступа граждан к информации. В Геттингенском университете он читал курс лекций,  посвященных журналистике, где значительное место уделялось политическим перспективам  развития  Германии. Кроме того, он издавал два журнала – «Брифвекзель: майст хисторишен унд политишен инхальт» (1776) и «Штаатс-Анцайгер» (1782). На их страницах Шлезер полемизировал с противниками просвещения, особенно с теми,  кто считал открытое общественное обсуждение социальных и политических проблем пагубным для развития страны. Труды немецкого ученого стали самым серьезным для того времени научным обоснованием принципа свободы печати, доступа к общественной и политической информации, что в том столетии и в той стране было невозможно.

Общим признаком газет и журналов той эпохи являлась скудность содержания. Цензура не допускала обсуждения событий, настроений и требований общества – именно тех вопросов, которые волновали людей. Немецкие исследователи считают,  что этот принцип впервые был нарушен Йозефом Гёррессом в основанной им в Кобленце газете «Райнишер Меркур» (1814), которая стала «проводником голоса народа». Как заявлял сам издатель, он выносит на общее обсуждение все, что затрагивает и волнует каждого. Именно в его газете впервые прозвучала идея о прессе как о равноправном институте власти, а цензура была обьявлена первым  врагом. После поражения Наполеона и ослабления власти Пруссии идеи Гёрресса сыграли важную роль в движении за отмену цензуры.  

Отношение прусских королей к свободе прессы стало чередоваться диаметрально противоположной политикой. Фридрих-Вильгельм III (1797-1840), вступив на престол, неожиданно заявил, что подавление свободы прессы приводит к плохим последствиям и  впервые  сослался на принцип необходимой «пристойной гласности». (Как уже отмечалось, такое настроение было характерно для многих мелких германских  государств.)  
Пруссия славилась наибольшим консерватизмом среди германских земель, но  в 1806 году после поражения при Йене она потеряла половину своих земель и надолго утратила военную репутацию. Рейнский союз князей находился под полным влиянием Наполеона, политика которого была направлена  против привилегий дворянства и духовенства (уничтожалось крепостное право и проводились различные внутренние реформы). Понятно, что в таких условиях прусская власть на словах пыталась прослыть либеральной, на деле же стремилась всячески обезопасить себя от всколыхнувшегося общественного мнения.

Вместо разбитой  в ходе наполеоновских войн Священной  Римской  Империи Венский конгресс 1815 года создал Германию из 38 государств: Австрийской империи, королевств – Пруссии, Саксонии, Баварии, Вюртенберга, 28 княжеств и четырех независимых городов – Гамбурга, Любека,  Бремена  и Франкфурта-на-Майне. Все эти государства образовали Германский союз с союзным сеймом во  Франкфурте-на-Майне. Главенствовала  в этом союзе Австрия. Союзный акт постановил, что первое союзное собрание должно заняться  выработкой гарантий свободы печати. К этому времени цензура была уже отменена в Баварии,  Вюртенберге, Ганновере, Великом герцогстве Гессенском, обоих Мекленбургах и Нассау, цензурные учреждения существовали в Австрии, Саксонии, Бадене и Пруссии.

Даже в наши дни газеты в знак протеста против запретов на публикации иной раз выходят с белыми пятнами – сюда вмешалась цензура. Известно, что политика Наполеона в немецких землях близ Рейна привела  к запрету многих влиятельных газет. После того как издателю «Кельнише Цайтунг» Маркусу ДюМонту удалось в 1815 году возобновить выпуск своей газеты, он с воодушевлением поверил в возможность обновления страны, популярные темпераментные публикации его издания были полны надежд на обновление. Союзный договор действительно давал надежды на то, что отныне цензура  будет  отменена, и правительства Пруссии и других влиятельных немецких земель пойдут по пути объединения  страны, признают идеи эпохи Просвещения, давно победившие в других странах Европы и в Америке.  

Несмотря на постановление союзного акта 1815 года, союзное собрание  не приняло решение об отмене цензуры в стране. В знак протеста Маркус  ДюМонт заявил, что, будучи несвободным от цензуры, он может выпускать свою газету в «свободных рамках», и она вышла с титулом и пустыми белыми колонками...1
Решения Карлсбадской конференции министров 1819 года  обосновавшие необходимость введения повсеместной цензуры на сообщения политического характера (в первую очередь на сообщения о деятельности союзного собрания), оказались убедительными  для  верховной власти. Всю политическую информацию теперь можно было почерпнуть только из правительственных официальных протоколов. Таким образом, Германия так и не смогла избавиться от цензуры вплоть до 1848 года, когда она была наконец отменена, и новая конституция провозгласила гарантии свободы слова и печати в стране.  Наступил новый этап в истории немецкой прессы.

Анализ истории возникновения и развития цензуры в  Германии позволяет отнести ее к одной из наиболее консервативных стран Европы по отношению к свободе слова и печати. С момента возникновения  первых печатных газет в  ХVII веке и практически до середины ХIХ столетия в Германии не было конституционных гарантий гражданских прав и свобод.  Этот период скорее можно назвать  периодом благоприятствования  развитию цензуры, а его законодательные нормы стали кладезем для тоталитарных законов о печати. 
Разумеется, прогрессивные ученые и журналисты Германии не оставались равнодушными к  идеям Просвещения и демократизации общества. Хотя идеи «естественных прав и свобод человека» иногда  находили  поддержку  у правителей отдельных земель и княжеств раздробленной Германии, общей тенденцией, закрепленной в законодательстве страны, они не стали вплоть до 1848 года. Однако исторический опыт развития цензуры  в Германии с момента возникновения газет и до середины ХIХ века интересен и  важен  при  изучении  современного состояния немецкой журналистики.

Новости института

Государственное регулирование миграционных процессов
22/09/2017
ПРЕСС-ТУР В ЧЕЧНЕ ЗАВЕРШЁН
18/09/2017
Кипрас Мажейка в Чеченской республике
15/09/2017
Академия медиаиндустрии на Северном Кавказе
14/09/2017
НА СТАРТЕ УЧЕБНОГО ГОДА
11/09/2017
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС
10/09/2017
ПОЗДРАВЛЯЕМ!
08/09/2017
ЛЕТНИЕ «КАНИКУЛЫ ПРОФФИ»
20/08/2017
Информационные войны за ресурсы Арктики
04/07/2017
В рамках профессионально – общественного обсуждения проектов профессиональных стандартов состоялись круглые столы.
04/07/2017
«Полиграфический форум» на выставке Printech
26/06/2017
Академия медиаиндустрии «в цене»
19/06/2017
В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ - МОЛОДЁЖЬ
09/06/2017
Памяти Леонида Золотаревского
08/06/2017
ЛЕКЦИЯ в МГИМО
08/06/2017
Обучение и учёба в «президентской Академии»
08/06/2017
Вестник электронных и печатных СМИ #25
30/05/2017
АКТУАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА
27/05/2017
ФОРУМ ПОБЕДИТЕЛЕЙ
22/05/2017
Видеомост Москва-Астана
22/05/2017
Архив новостей
 
об институте программы обучения расписания телестудия наука