Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования "Академия медиаиндустрии (ИПК работников ТВ и РВ)"
  • 127521, Россия, Москва
  • ул. Октябрьская, д. 105, корп. 2
  • Телефон: +7 (495) 689-41-85
  • Факс: +7 (495) 689-45-75
  • info@ipk.ru



План работы Центра принтмедиаиндустрии на первое полугодие 2016-2017 учебного года

  • Переподготовка
  • Повышение квалификации
  • Краткосрочные семинары для работников печати
  • Экспертиза
Фестиваль-конкурс "ТЕЛЕЗАЧЕТ"
 

Его называли самым влиятельным медиамагнатом Европы и считали одним из богатейших людей мира, он владел более чем сотней фирм, на его концерн работало свыше десяти тысяч человек. В 1990 годы каждый третий телезритель Германии выбирал один из его каналов, каждый второй смотрел фильм, купленный в его киноархиве – крупнейшем в Евросоюзе1. Ему принадлежала почти половина издательства Акселя Шпрингера, контрольный пакет акций «Формулы один» и права на показ двух чемпионатов мира по футболу по всему миру. Носящий его имя концерн неоднократно находился на грани банкротства, но всегда преодолевал кризисы и с каждым годом только рос. Однако в 2002 году гигантская медиа-империя развалилась словно карточный домик. Киноархив и телеканалы обрели новых владельцев. Ему самому на момент банкротства концерна было уже 75 лет. Но он решил снова завоевать медиарынок, и спустя пять лет его имя снова запестрело в заголовках: Leo Kirch ist wieder da – Лео Кирх вернулся.

Фирму, которая стала основой будущей медиаимперии, Лео Кирх открыл вместе со своим компаньоном Хансом Андрезеном осенью 1954 года. К средствам массовой информации ТОО «Сириус» (полное название – Sirius Film und Einkauf GmbH) не имело поначалу никакого отношения. Основатели фирмы планировали покупать за границей права на показ художественных фильмов и перепродавать их кинопрокатчикам в Германии. Первым значительным приобретением Кирха и Андрезена стала испанская лента «Марцелино, хлеб и вино». В 1955 году фильм был отмечен жюри Каннского фестиваля. Как вспоминал позднее Ханс Андрезен, возвращаясь из Барселоны, где был заключен договор на покупку картины, молодые бизнесмены ночевали в машине. Денег на отель у них уже не осталось1.

Куда более удачной оказалась покупка летом 1955 года другого фильма – «Друзья на всю жизнь». Однако настоящий успех фирме обеспечил Федерико Феллини. В январе 1956-го владельцам «Сириуса» удалось приобрести права на его фильм «Дорога». Если говорить о сумме, которую пришлось заплатить за эту ленту, то стоит отметить значительное расхождение в цифрах (прозрачность бизнеса никогда не была сильной стороной будущего медиамагната). В то время как в одних источниках речь идет о 130 тысячах марок, в других в качестве более реальной приводится сумма в 20 тысяч. Профинансировал сделку Лео Кирх, вернее сказать, его жена Рут. Лента Феллини была куплена на деньги, которые ее отец преподнес молодоженам на свадьбу.

Начинающий бизнесмен чуть было не лишил свою супругу приданого. Дело в том, что немецкие кинопрокатчики поначалу не проявили интереса к ленте молодого и малоизвестного итальянского режиссера. Картина показалась им слишком серьезной: зрители в Западной Германии предпочитали тогда легкие музыкальные комедии, снятые местными студиями. Тем не менее риск себя оправдал. «Дорога» получила премию «Оскар» как лучший зарубежный фильм (для Феллини это была первая из четырех наград американской киноакадемии). Затраты Кирха на покупку ленты окупились многократно, и мир в его семье был восстановлен.

Готовый идти на риск, бизнесмен вскоре нашел новое поле  деятельности. 11 ноября 1958 года немецкий телеканал АРД (единственный на тот момент в Западной Германии) показал фильм итальянского режиссера Франко Росси «Друзья на всю жизнь» – первую купленную у Лео Кирха ленту. Кинопрокатчики, опасаясь конкуренции, решили объявить бойкот телевизионщикам. «Ни метра пленки для телевидения», – так звучал в те годы их неформальный девиз. Люди действительно переставали ходить в кино, купив телевизор. В 1960 году он был уже у каждой четвертой немецкой семьи1. И если в 1956 году в немецких кинотеатрах побывало 817 тысяч человек, то в 1963-м – только 366 тысяч2.

Закон рынка суров: если спрос есть, то со временем найдется и тот, кто сможет его удовлетворить. Руководители АРД быстро поняли, что с помощью одних только программ собственного производства  дополнительных зрителей не привлечь. А они телевидению были очень нужны – не только для оправдания потраченных денег налогоплательщиков, но и для привлечения рекламодателей. Вот тут-то и появился Лео Кирх со своими правилами игры, определившими дальнейшее развитие кинобизнеса в Германии на десятки лет вперед. Он довольно легко сумел организовать продажу прав на фильмы АРД. Недальновидность кинопрокатчиков позволила ему быстро занять пустующую нишу, стать незаменимым звеном между немецким телевидением и зарубежными киностудиями.

С этого момента в течение сорока лет Лео Кирх был лидером в торговле правами на кинопродукцию – прежде всего зарубежную. Его часто называли монополистом, и не без оснований. В 60-70 годы ни одной фирме не было позволено продавать телевидению больше строго определенного объема кинопродукции. Согласно действовавшим в то время правилам, в каждой десятке купленных АРД или ЦДФ фильмов не должно было быть больше трех лент Кирха. Однако последний очень ловко обходил установленные рамки, создавая одну за другой все новые и новые фирмы. О том, что за ними стоит все тот же Кирх, многие телебоссы узнавали только годы спустя.

Торгуя правами на показ кинофильмов, Лео Кирх стал не только богатым, но и очень влиятельным человеком. И все же называть его медиамагнатом тогда было бы неверно: собственных СМИ он не имел, а возможности влияния на программную политику общественно-правового телевидения в стране были ограничены.
К началу 80-х годов ситуация в корне изменилась – в ФРГ было разрешено частное телевидение. Многое свидетельствует в пользу того, что Лео Кирх был одним из активных лоббистов создания современной «дуальной» системы. Теперь у него появилась возможность купить собственные каналы. Однако и на этот раз он предпочел долгое время оставаться в тени, не афишируя собственные приобретения.

В отличие от других компаний (например, крупнейших издательских домов Германии), решивших попробовать свои силы на новом рынке, Лео Кирх новичком не был – за плечами 25-летний опыт совместной работы с общественно-правовыми телеканалами. К тому же он имел все необходимое для успешной работы частного ТВ: владел фирмами по производству передач и телефильмов, а также правами на огромное количество художественных лент и мультфильмов. Став одним из акционеров первого официально лицензированного в Германии частного телеканала САТ-1, он решил своего участия поначалу не афишировать. Во-первых, это привлекло бы внимание контролирующих органов (хотя, надо сказать, что вопрос о так называемой горизонтальной концентрации не решен в ФРГ до сих пор). Во-вторых, он не хотел открыто становиться конкурентом своих главных клиентов – общественно-правовых телеканалов АРД и ЦДФ. В-третьих, он просчитал, что, скрывая свое участие, сможет увеличить профит благодаря другим акционерам.

Схема была предельно проста. Компании-акционеры САТ-1 (по настоянию подконтрольной Кирху группы) покупали фильмы в архиве... все того же Кирха. Прежде всего – ленты, уже не раз показанные по немецким телеканалам АРД и ЦДФ и давно себя окупившие. Но Кирх продавал их по цене первоклассных картин. Акционеры в итоге несли убытки, в том числе и сам Кирх. Но при этом он был единственным, кто с лихвой покрывал эти убытки за счет сверхприбылей от продажи приевшихся зрителям лент.

В 1985 году, через несколько месяцев после старта частного телевидения, Лео Кирх делает важный шаг на пути создания будущей медиаимперии – становится акционером издательства Акселя Шпрингера (сам Шпрингер умирает в том же году). К 2002 году его пакет акций увеличился с десяти до более чем сорока процентов. Тем не менее он не смог добиться контроля над издательством, так и остался «нежеланным партнером», которого терпели как близкого, но нелюбимого родственника.
К концу 80-х годов Кирх признал факт своего участия в САТ-1. Вслед за этим каналом под крылом медиамагната были созданы и другие. Наиболее крупным (и главное рентабельным) стал развлекательный «Про зибен» (правда, официально им владел не Лео Кирх, а его сын Томас). Кроме того, ему же принадлежал канал «Кабель айнс». Кирх участвовал и в создании спортивной программы «Дойчес шпортфернзеен».

Правовую форму, основные принципы программной политики и правила финансирования ТВ в Германии определяет Государственный договор о телевидении и радиовещании. Однако этот договор не смог сдержать экспансию Кирха на телевизионном рынке (как и в случае с концерном Бертельсмана). Согласно действовавшим в середине 90-х годов правилам, концерн получал право самостоятельно владеть и управлять каналом. Но количество программ, которые он мог выпускать в эфир, законом ограничивалось. Так, компании могло быть отказано в выдаче лицензии на вещание или покупке такой лицензии, если ее общая доля на рынке достигала 30 процентов. Все каналы Лео Кирха, вместе взятые, к примеру, в 1997 году только приближались к этой отметке. Кирх не контролировал рынок, но имел очень большие возможности влиять на общественное мнение.

Впрочем, скоро финансовая основа медиаимперии Кирха была подорвана. Главным его просчетом стало слишком активное участие в развитии цифрового платного телевидения. Поначалу он пытался выпускать немецкую версию существовавшего в Швейцарии платного телеканала «Телеклуб». Первой полноценной программой такого рода стала «Премьере». В 1991 году ее основали три крупных европейских медиаконцерна: компания Ufa, являющаяся дочерним предприятием концерна Бертельсмана, французская корпорация Canal Plus (они получили по 37,5 процента акций нового телеканала) и Лео Кирх (25 процентов). Он был приглашен в консорциум первыми двумя участниками как партнер, без которого им поросто нельзя было обойтись. Ведь залогом успешного бизнеса для любого платного канала на том этапе были новые кассовые фильмы, еще не показанные по телевидению, то есть премьеры (о чем, собственно, говорит и название нового канала). Таким партнером мог стать в Германии только Лео Кирх. И он от сделанного ему предложения не отказался.

До этого момента главным источником финансирования частного телевидения в Германии были доходы от рекламы. А платный канал «Премьере» (и это было для немецкого рынка внове) должен был существовать за счет абонентской платы. Те, кто продвигал идею перспективности платного телевидения, постоянно обращались к опыту других европейских стран. В этой сфере Германия значительно отставала от своих соседей. Так, в 1997 году в ФРГ абонентами платного ТВ были 1,53 миллиона человек, а в Великобритании и Франции, которые значительно уступают Германии по количеству жителей, соответственно – 6,37 и 4,95 миллиона подписчиков платного телевидения.

Лео Кирх был уверен, что рост привлекательности платного телевидения – вопрос времени. Поэтому вскоре он попытался перекупить долю других акционеров «Премьере», чтобы развивать канал по своему усмотрению, а  потерпев неудачу, решил создать новую платную программу, более современную – многоканальную, с дополнительными сервисными функциями. При этом огромные деньги были инвестированы в производство декодеров для цифрового телевидения. Ставка делалась на качество. А потому выгодный заказ (сразу на миллион декодеров) получил финский концерн Nokia.
В 1996 году менеджеры Кирха заключили с шестью голливудскими компаниями договоры на покупку всех произведенных ими фильмов – на годы вперед. Общая стоимость контрактов – пять миллиардов долларов. По мнению исследователей, именно этот шаг Кирха, на который он пошел вопреки здравой логике, нанес непоправимый ущерб финансовому фундаменту его медиаконцерна.

Скупив все лучшее, что продавалось в Голливуде, Лео Кирх не оставил ни одного шанса своим конкурентам из «Премьере». Тем не менее его новый платный канал ДФ-1 особой популярностью не пользовался. Через полгода после начала вещания на новые программы подписалось только 20 тысяч абонентов – вместо ожидавшихся двухсот тысяч. Заказанные декодеры пылились на складах. Чтобы минимизировать ущерб, Кирх добился слияния ДФ-1 и ослабленного им канала «Премьере». Благодаря их объединению он обзавелся более чем миллионом новых подписчиков. В качестве бренда объединенной компании было решено использовать название «Премьере уорлд».

Однако дивидендов Лео Кирх так и не дождался. «Премьере» год за годом приносила только убытки. Кроме того, в те годы фильмы утратили роль главного магнита для привлечения новых телезрителей. Особым спросом стала пользоваться трансляция крупных спортивных событий, прежде всего матчей бундеслиги и лиги чемпионов, а также гонки «Формулы-1». Цены на их трансляцию были заоблачными. Но в случае отказа от спортивных трансляций, говорили Кирху, многие подписчики откажутся от канала «Премьере». И Кирх платил. За гигантскую по тем временам сумму в 3,4 миллиарда марок он купил права на трансляцию по всему миру (за исключением США) чемпионатов мира по футболу 2002 и 2006 годов. Но ничего, кроме убытков, эта уникальная сделка Кирху не принесла.

На рубеже веков стало ясно, что цена, которую пришлось заплатить за продукцию голливудского конвейера, оказалась слишком высокой. Согласно условиям кабальных договоров, Кирх должен был покупать все, что производила «фабрика грез». Однако многие из голливудских студий стали  снимать все больше сериалов, представляющих интерес только для американской аудитории. Другими словами, Кирх платил за товар, который не мог использовать. И еще один немаловажный аспект: собственными свободными средствами медиамагнат не располагал. Все главные сделки он, как правило, финансировал за счет банковских кредитов. И в конце концов  попал в замкнутый круг.

Все  основные и наиболее дорогостоящие проекты приносили в конце 90-х только убытки. Чтобы покрыть их, приходилось брать новые кредиты, а ведь надо было еще обслуживать старые долги. Деньги, полученные в результате продажи части акций канала «Премьере» (в том числе могущественному Руперту Мердоку), обеспечили Кирху лишь небольшую передышку. В 2001 году, когда положение концерна было критичным, он не удержался от соблазна и стал совладельцем «Формулы–1». Условия сделки казались выгодными, однако она обошлась в сотни миллионов марок, а быстрой окупаемости не обещала. Решение увеличить общую задолженность перед банками вряд ли можно назвать удачным. В итоге терпение банкиров лопнуло. Многомиллиардные долги Кирха превратились в снежный ком, который весной 2002 года раздавил медиаимперию,  создавшуюся в течение полувека.

В 2001 году американский журнал «Форбс» оценивал активы Лео Кирха в 12 миллиардов долларов. В списке медиамагнатов он занимал двадцатую строчку, обогнав Руперта Мердока, Сильвио Берлускони и Теда Тернера. В 2003-м Кирх покинул клуб миллиардеров. Лишившись империи, Кирх сохранил старое бюро в центре Мюнхена. На протяжении последних шести лет он приходил в свой кабинет каждый день. В прессе периодически появлялись сообщения о том, что Кирх регистрирует новые фирмы. Многие считали, что бывший медиамагнат (а в 2008 году ему исполняется 82 года) совсем оторвался от реальности и чуть ли не выжил из ума. Но все они ошиблись. На обломках разрушенного концерна Лео Кирх начал строить новый.

Новость, пришедшая по каналам информационных агентств в конце сентября 2007 года, произвела эффект разорвавшейся бомбы: Лео Кирх покупает бундеслигу. Он договорился с Немецкой футбольной лигой, что будет заниматься продажей прав на показ игр национального чемпионата, а с  футбольными клубами планирует производить готовые передачи о матчах бундеслиги и продавать их платным каналам. По его расчетам, доходы от продажи прав на показ игр в период с 2009 по 2015 год вырастут до 3 миллиардов 450 миллионов евро. Отказаться от столь привлекательных перспектив руководители Немецкой футбольной лиги не могли.  Окончательно решить все вопросы удалось после того, как поручителем Кирха согласился стать один из банков Австрии, что гарантирует Лиге стабильность финансирования1.

Под платным каналом, которому Кирх собирается продавать готовые программы об играх бундеслиги, имеется в виду «Премьере». После этой новости курс акций канала на бирже резко пошел вниз. Ведь отказ от показа игр бундеслиги грозит ему не только потерей абонентов, но и закрытием. Не покупать программы о бундеслиге у Кирха «Премьере» не сможет (очевидно, производить их самостоятельно каналу будет запрещено). Расходы на их приобретение приведут как минимум к резкому падению прибыли.

Глава Немецкого союза журналистов Михаэль Конкен подверг жесткой критике планы Футбольной лиги сотрудничать с Лео Кирхом. По его словам, производство программ об играх бундеслиги самой бундеслигой угрожает свободе спортивной журналистики. Недовольны и акционеры «Премьере». Однако пока их шансы сдержать экспансию Лео Кирха не слишком велики. Бывший медиамагнат уже почти отвоевал свою долю телерынка. Он снова вошел в число акционеров немецкого спортивного канала ДСФ и  снова хочет занять монопольное положение – хотя бы в сегменте спортивных телепередач. 

Новости института

ПРЕСС-ТУР В ЧЕЧНЕ ЗАВЕРШЁН
18/09/2017
Кипрас Мажейка в Чеченской республике
15/09/2017
Академия медиаиндустрии на Северном Кавказе
14/09/2017
НА СТАРТЕ УЧЕБНОГО ГОДА
11/09/2017
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ВОПРОС
10/09/2017
ПОЗДРАВЛЯЕМ!
08/09/2017
ЛЕТНИЕ «КАНИКУЛЫ ПРОФФИ»
20/08/2017
Информационные войны за ресурсы Арктики
04/07/2017
В рамках профессионально – общественного обсуждения проектов профессиональных стандартов состоялись круглые столы.
04/07/2017
«Полиграфический форум» на выставке Printech
26/06/2017
Академия медиаиндустрии «в цене»
19/06/2017
В ЦЕНТРЕ ВНИМАНИЯ - МОЛОДЁЖЬ
09/06/2017
Памяти Леонида Золотаревского
08/06/2017
ЛЕКЦИЯ в МГИМО
08/06/2017
Обучение и учёба в «президентской Академии»
08/06/2017
Вестник электронных и печатных СМИ #25
30/05/2017
АКТУАЛЬНАЯ ПРОБЛЕМАТИКА
27/05/2017
ФОРУМ ПОБЕДИТЕЛЕЙ
22/05/2017
Видеомост Москва-Астана
22/05/2017
49-я конференция Международной ассоциации учебных заведений в области графических и медиа - технологий и менеджмента
19/05/2017
Архив новостей
 
об институте программы обучения расписания телестудия наука